О чем беседовать с писательницей Олесей Новиковой, если она в каждом материале и так приводит откровенные примеры из своей жизни?

Тем, что скрывается между строк, она поделилась с «Клео».

— Олеся, в этом году ты празднуешь своеобразный «юбилей». 10 лет как ты оставила престижную работу на Камчатке и почти на полгода отправилась путешествовать по Азии с одним рюкзаком. Считаешь ли ты тот свой опыт дауншифтингом?

— Дауншифтинг — это отход от всех карьерно-денежных страстей в пользу чего-то тихого, спокойного, малого. Я же уезжала искать варианты прорыва, ведь было понятно, что пусть и в чем-то успешная рабочая колея дома вряд ли приведет туда, куда хочется. Искала опции расширить свои горизонты и возможности в практическом смысле слова. Так и случилось, но оценить это я могу только сейчас — спустя 10 лет.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

— Как ты вообще относишься к дауншифтингу? Может ли он быть полезным для личностного развития?

 — Важно что-то делать, привносить свою энергию в созидательное, если при этом тебе надо сменить колею — свернуть с большого корпоративного в тихое семейное русло, почему нет?

— После периода жизни и работы в Азии ты осознанно отправилась покорять Москву. В прошлом году ты купила здесь квартиру. Расскажи, как достичь успеха в столице?

 — После большого комфортного дома в модном районе тропического острова в маленькую квартиру на отшибе Москвы, чтобы делить ее с подружкой? Опять какой-то дауншифтинг получился, а не покорение.

Мною двигали другие идеи — хотелось реализации, а на Бали, с его перманентным расслаблением, у меня не складывалось. Так и сказала себе: «Я слишком молода, чтобы выходить на пенсию» и поехала в Москву — открывать свои проекты. Мне показалось, что в столице с этим проще — кипучая энергия, мотивированные люди, большая скорость всех процессов.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

Ехала с четкой целью — много работать. Я уже знала, что комфорт и медленные скорости могут сделать с молодым человеком — так плохо, как под конец моего пребывания на Бали, мне нигде не было. Было понятно, что Москва скажет — «работай или умри», и мне это нравилось! Я хотела работать — хотела реализовать себя. Так мы и подружились с этим городом. Мой рецепт: любить Москву и очень много работать, но обязательно делая то, во что веришь.

— Все больше лидеров мнений говорят о том, что поколение нынешних 30-летних стремится не покупать впрок, а тратить деньги на путешествия и новые впечатления. Насколько тебе кажется оправданным такой подход?

— Я считаю — это важнейший этап жизни: путешествия, впечатления, мир на ладони, шопинг, эксперименты. Ты щупаешь реальность, прикасаешься к разным измерениям и взглядам на жизнь, но приходит момент, когда важно отдать себя чему-то. Сфокусироваться. Это позволит те самые накопленные эмоции и впечатления переплавить в собственную самореализацию, чего наше существо и вопрошает.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

А всегда только тратить и копить впечатления? Это как бесконечно есть шоколадный торт — бесспорно вкусно, но быстро станет дурно.

— Как ты решаешь для себя проблему растущих с каждым годом скоростей жизни и информационного шума?

 — Все опять начинается с любви. Мне близки сердцу все изменения, которые сейчас происходят, за их огромный потенциал и возможности, которыми мы так естественно пользуемся, забывая, что всему этому от силы десять лет, а то и меньше. Возможность соединиться с кем угодно, где угодно. Возможность открыть свой проект и продвигать его, не опираясь ни на издательства, ни на знаменитостей, ни на ТВ и журналы.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

Потрясающе! Другой вопрос, что у этого процесса есть обратная сторона и многочисленные ловушки. И здесь важно очень внимательно лавировать, иначе из человека, использующего технологии, превратишься в того, кого используют сами технологии.

Информационный шум я строго дозирую — у меня в ленте Facebook не более 10 человек и пара пабликов, которые я тоже регулярно чищу. Также есть RSS — там тоже около 10 сайтов всего. По рассылке получаю письма только от 3-х проектов.

— Ты проводишь программы 10-дневного детокса, не только физического, но и информационного. Почему именно такая комбинация — бег, сыроедение, медитация, фридайвинг?

— Во-первых, это нужды самого ретрита, цель которого — очищение тела и сознания. С телом работают движение и питание, с сознанием — практики йоги и медитации.

Во-вторых, все наши техники максимально естественны для тела — никаких манипуляций с энергиями мы не приемлем.

Посмотрите на бег, на плавание — что может быть более естественным для человеческого тела? Нет никаких лишних приспособлений.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

Тот же фридайвинг и его направление в виде подводной медитации — это погружение под воду на задержке дыхания, без акваланга, без 20 кг на твоей спине. В медитации мы тоже используем техники наблюдения за своими проявлениями тела и сознания, без музыки, без мантр. Только ты и твои эмоции, реакции. Это максимально чистые техники. Ну и в-третьих, это то, в чем у нас есть опыт и соответствующая квалификация.

— Также важное условие ваших ретритов — отказ от телефона, интернета. Как держатся ваши участники? Бывают ли срывы?

 — Плохо держатся, если честно. Всегда в группе есть те, кто тайком использует интернет, телефон, ну или фотоаппарат в дни тишины. А ведь что может быть проще? Это же не бежать 3 километра, не бороться с неудобной позой в медитации, не скручиваться в асану. Это всего лишь отключиться на каких-то 10 дней от связи.

Ты приехал на ретрит, ты знаешь о гаджет-детоксе и начинаешь пользоваться телефоном, даже не отдавая себе отчет, что происходит с твоей головой в этот момент. И да, это очень взрослые и очень серьезные люди. Конечно, это единицы из десятков участников, но для меня это личная боль.

Перемены невозможны в условиях огромного зазора между «решил» и «сделал». А ретрит невозможен без отключения от связи и Сети…

— Твой самый известный проект — «Создай себя заново», где ты пишешь на темы саморазвития. Что придает тебе уверенности и сил писать именно такие тексты? Как реагируешь на критику? В рунете подобные отзывы, увы, отдушина для очень большого процента людей…

— Мои тексты — это мои взгляды на жизнь, изложенные для самой себя. Написав что-то, я начинаю это лучше понимать и чувствовать. Так что смелости разговаривать с собой так, как я считаю нужным, особой не требуется.

Что же до критики, это неотъемлемая часть процесса. Еще кто-то из великих говорил: «Хотите избежать критики? Ничего не говорите, ничего не делайте и будьте никем». Я делаю и буду делать. А критика, получается, ориентир, что не стою на месте.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

 — Кстати, о критике и жалобах. В одном из своих текстов ты описывала себя как «великого нытика всех времен». Что тебе самой помогает работать с негативом?

 — Это ряд ментальных техник, которые позволяют наблюдать свои мысли. Я веду своего рода «учет» в голове и отслеживаю желание раздражаться, нервничать, волноваться. Это не отказ от нежелательных эмоций или мыслей, а именно их фиксация во время появления, которая снимает автоматическую реакцию. Попробуйте десять раз отметить, что вам что-то не нравится, и вы увидите, что станет с этой эмоцией.

— Поделись секретом, как все успевать? Чем тебе пришлось пожертвовать ради успеха?

 — Каждый сам должен решить, что мешает его продвижению. Я, заядлый путешественник, отказывалась от отпуска несколько лет (хотя была возможность), когда заливала фундамент своего дела.

Отказывалась от денег, уходя с хорошей работы ради мечты. Отказывалась от людей, которые меня не поддерживали…

Это болезненный, нелегкий путь. Тут нечем гордиться и выставлять напоказ, все это непросто, но что-то нужно выкладывать из своего рюкзака, иначе не сможешь сдвинуться с места.

— В вашей паре с Михаилом вы многое делаете вместе. Это важно для вас — быть во всем на одной волне? 

— У нас органично это получилось, даже не представляю, как может быть иначе. При этом у нас и много различий, мы даже садились в начале отношений и проговаривали: «Я вижу, что у нас и тут, и тут разные векторы движения, но я хочу быть вместе, давай попробуем». Наверное, главное, это возможность говорить и понимать другого.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

— Фридайвингом ты тоже занимаешься? 

— Только начала, через 2 года совместной жизни. Сделала свои 3 метра и бесконечно счастлива. Я всегда говорю: «Именно за это я его и люблю, что целых два года меня не тянул в воду». Не говорил — давай, перебори свой страх. Не настаивал и не манипулировал влюбленной женщиной, а подождал, когда я сама приду. Я и пришла.

Читайте также

Путь вниз или путь к себе: плюсы и минусы дауншифтинга

 
 

Карьера
| 21.11.2013
Путь вниз или путь к себе: плюсы и минусы дауншифтинга

Говорю — хочу задержать дыхание на поверхности (первое упражнение во фридайвинге), посмотришь за мной? И почти сходу на 2 минуты задержала.

— Какой совет ты бы дала самой себе 10 лет назад?

— Значит так. Поработай еще пару лет, скопи в три раза больше денег, чем ты планируешь на 5-месячную поездку по Азии, а потом сразу отправляйся на Филиппины, регион Ромблон, остров с одноименным названием. Найди Мраморный пляж. Купи там землю. И жди 10 лет. Я подрасту — она мне понадобится.

А если серьезно — советы назад бессмысленны, очень важно пройти путь целиком, со всеми ошибками и шероховатостями. Вот сказал бы мне кто-то что-то подобное 10 лет назад, а земля там мне правда сейчас очень нужна, как бы я отреагировала? А тогда цены были такие — я бы себе за несколько лет работы смогла бы позволить. Но путь не мыслим без каждого шага. Сожаления бессмысленны. Важно двигаться вперед, на какой бы отметке ты сейчас ни находился.

Олеся Новикова: «Москва говорит: работай или умри»

Комментарии закрыты.