Михаил Ходорковский о жене и детях, отношении к Владимиру Путину, самом большом страхе и своем понимании любви

Михаил Ходорковский

56-летний Михаил Ходорковский стал героем нового выпуска программы «Фунт изюма». В 2003 году глава нефтяной компании «ЮКОС» был арестован по обвинению в хищениях и неуплате налогов. Через два года российский суд приговорил Ходорковского к тюремному заключению сроком на 10 лет и 10 месяцев по обвинению в мошенничестве. В ноябре 2013 года Ходорковский написал письмо президенту России Владимиру Путину с прошением о помиловании и через месяц вышел на свободу.

Выйдя на свободу, Михаил Ходорковский вместе с женой Инной и детьми, дочерью Анастасией и сыновьями Ильей и Глебом, уехал за границу — сейчас они живут в Лондоне. В интервью Анастасии Изюмской известный российский предприниматель рассказал, как изменилась его жизнь после тюремного заключения, поделился принципами воспитания детей, рассказал об отношении к Владимиру Путину и дал свое определение любви. Приводим самые интересные цитаты.

О жизни за границей

Все могло бы быть намного лучше. Мы могли бы жить в России, мы бы могли каждый день общаться с друзьями, ходить по родным местам и не думать о том, кто может доехать до нас в гости, а кто по тем или иным причинам не в состоянии. По понятным причинам, оказываясь за границей, люди делают для себя выбор: кто-то принимает решение, что я живу здесь, и то, что происходит в России, волнует меня постольку-поскольку. Это нормальный подход, особенно для молодых людей, которым надо строить свою жизнь, что называется, с чистого листа. У меня другая ситуация — большая часть моей жизни прошла в России, и работа, которой я хочу заниматься и которой занимаюсь, она тоже происходит в России. Поэтому я для себя сделал выбор — я остаюсь в России, я нахожусь на расстоянии, но я живу там.

О разнице между мужчинами и женщинами

Большинство женщин привязаны к месту, к вещам, к некой обстановке в широком смысле. У большинства мужчин — привязанность к людям.

О сожалениях

Наверно, я бы хотел, чтобы было все иначе. 10 лет — это все-таки для человеческой жизни очень большой срок, и потеря этих 10 лет в общении с моими родными людьми — это то, что я ощущаю до сих пор каждый день. Я вижу, что очень многие проблемы, которые есть у меня в семье, в том числе со здоровьем моих близких, они связаны именно с тем, что были эти 10 лет. Поэтому, конечно, в этом смысле хотелось бы все поменять.

Михаил Ходорковский с семьей

Михаил Ходорковский с семьей

О реакции жены на его новость о возможном аресте и тюремном заключении

Опасностей было очень много в жизни, и намного более жестких. Поэтому ситуация 2003 года была еще одной такой же ситуацией, и Инка, как я понимаю, верила, что я смогу ее пройти без суперпотерь. Насколько я помню, она меня просто выслушала.

Об отношениях с женой после выхода на свободу

Было нелегко, я недооценивал ситуацию со всем изменением психологии, изменением психологии человека, который на протяжении очень долгого времени сам принимал решения, сам отвечал за все. Недооценил и подвергся воспитательному воздействию.

Сейчас у нас с женой очень четко обозначены зоны ответственности — то, за что она отвечает, и то, чем занимаюсь я. То, что она умудрилась сохранить ощущение семьи за эти 10 лет, это ее заслуга. Она умудрилась сделать так, что я, вернувшись через 10 лет, попал обратно в семью, а не к чужим людям.

Если бы мне не повезло встретить такого человека, все, наверно, было бы намного труднее и, вероятно, совершенно по-другому.

Михаил Ходорковский с женой Инной и дочерью Анастасией

Михаил Ходорковский о жене и детях, отношении к Владимиру Путину, самом большом страхе и своем понимании любви

Михаил Ходорковский с женой Инной и дочерью Анастасией

О воспитании детей

Я в этом отношении старорежимен — старорежимен в вопросе либеральных ценностей. Считаю, что ребенок — это почти то же самое, что взрослый человек, только не имеющий того опыта, который есть у взрослого человека, и не имеющий возможности понять, куда ведут те или иные шаги. Вот на это надо тратить время — объяснять этим практически таким же взрослым людям вне зависимости от того, 4 ему года, 5, 10 или 20 лет, объяснять то, чего у них нет из-за меньшего опыта, а решения они должны принимать сами.

Михаил Ходорковский с сыновьями

Михаил Ходорковский с сыновьями

О деньгах

Я не считаю, что деньги в принципе могут испортить, потому что деньги — это такой как бы инструмент. Если он есть, ты этим инструментом пользуешься. Нет — ты пользуешься другим инструментом. У меня есть внутри понимание, что деньги — это стимул, и если человек этот стимул теряет, то одна из важных жизненных целей пропадает. Поэтому я, и жена меня поддерживает, мы стремимся вести сбалансированную политику, то есть у детей есть все, что им необходимо, но при этом это должно быть сопоставимо с тем, что они могут заработать в своей жизни. Я примерно представляю, сколько они могут зарабатывать, и держу в голове этот лимит. Зарабатывать для них должно быть стимулом.

О Владимире Путине

Правда, что он дал возможность моей семье нормально существовать, поэтому каждый раз, когда меня спрашивают о Путине, я говорю, что он не монстр и он не хочет быть монстром. Это важно, что в душе у человека это есть, это ставит для меня некие границы в борьбе с ним. Это, конечно, меня, как многие считают, ослабляет, а я считаю это более правильным — иметь границы.

На данный момент мы имеем правителя, отражающего ту философию, которая в головах у людей.

Михаил Ходорковский и Анастасия Изюмская

Михаил Ходорковский и Анастасия Изюмская

О страхах

Я до тюрьмы считал, что смерть — это очень страшно. Сейчас я считаю, что смерть не страшна. Я много чего боюсь. Но смерти и тюрьмы я не боюсь абсолютно.

Самый большой страх — это беспомощность.

О переменах в себе после тюремного заключения

Сегодня я могу людей понимать, воспринимать какие-то их слабости, пытаться их потихоньку менять. Для меня скорее критерий, готов ли человек меняться, хочет ли он двигаться куда-то там вместе со мной. До 2003 года критерий был совершенно другой: подходит сейчас — годится, не подходит сейчас — значит, все, попрощались. Я уволил за свою жизнь народу столько, сколько в нашей стране мало кто. После 40 лет я перестал верить, что бизнес является для меня чем-то важнейшим в жизни.

О любви

Любовь — это ощущение абсолютной невозможности существовать без.


Комментарии закрыты.